35 лет – в одном цехе и за этим станком!

Наш сегодняшний герой – рекордсмен по верности. 35 лет – токарь завода СПС, в одном цехе и за этим станком! И что особенно важно – все эти годы Мансур Мухаметзянов хранит верность «Нижнекамскнефтехиму»! Сегодня наш разговор с ним.

– Думаю, не ошибусь, если предположу, что приехали вы сюда на «стройку века»?

– Не ошибетесь! (смеется) Приехал в 1982 году по комсомольской путевке из Казани. Новости о всесоюзной стройке гремели по всей стране, со всех концов СССР созывали специалистов. Мне захотелось стать причастным к этому делу. И я, будучи токарем Казанского вертолетного завода, попросился в Нижнекамск. Город я уже видел до этого, мне он очень понравился. Я поселился в общежитии, мне дали гарантийное письмо, что в течение трех лет обеспечат отдельным жильем. К тому времени моему сыну уже исполнилось 2, 5 года. Перевез семью, здесь родился второй сын, а я получил трехкомнатную квартиру в новом доме.

– А что вас сподвигло выбрать такую непростую профессию? Пример был?

– Выбор профессии был не просто осознанным, это – мечта детства. В месте, где я родился, был мощный колхоз, миллионер. Там был крепкий машинно-тракторный парк со своим кузнечным цехом и токарным участком. Так вот с того токарного участка я не вылезал. Завороженно смотрел, как из куска металла рождалась деталь, как из-под резца струилась длинная блестящая спираль, как холодный блеск граней заготовки отражался на линзах защитных очков токаря. Красиво, сильно, надежно. Да и токарь наш меня не прогонял, а рассказывал о каждом процессе в работе – спасибо ему, до сих пор с теплотой вспоминаю те счастливые денечки на МТС. Тогда я и понял, кем хочу быть. После десятилетки в 1976 году я приехал в Казань, в мои неполные 18 взяли меня учеником токаря.

– Вернемся в Нижнекамск. В 1982 год. «Нижнекамскнефтехим» к тому времени уже много лет выпускал продукцию, завоевал и укреплял свои позиции в нефтехимии…

– Тогда завод стирола и полиэфирных смол – один из крупнейших заводов компании, только сдавался в эксплуатацию. Точнее, тогда его не было так такового. В привычном виде он появился в 1994 году после объединения трех заводов. Этилбензола и стирола, стирола и окиси пропилена (СОП) и опытно-промышленного завода. Так вот тогда на СОП, куда я попал, полным ходом шли пуско-наладочные работы. Я устроился, и через полгода выпустили первую продукцию. Так что я горжусь тем, что участвовал в его пуске, внес свою лепту.

– Расскажите о своем цехе.

– История ремонтно-механического цеха начинается с 6 декабря 1979 года с назначения начальником Хариса Зариповича Закирова. Тогда началось строительство и отделочные работы РМЦ, набирался штат. В мае-июне были смонтированы и установлены три сверлильных станка, по одному фрезерному и токарному. К концу 1981 года были закончены работы по отделке бытовых помещений, кабинетов и строительству складов. Два года пуско-наладочные работы на производстве СОП шли полным ходом, за это время РМЦ было выполнено большое количество нарядов-заказов от технологических цехов. В феврале 1983 года пуск завода был завершен.

–  А чем занимались конкретно вы?

– В то время оборудование было импортное. Это хорошо, но к нему не всегда можно было достать необходимые запчасти. А если неполадка, и ее нужно срочно устранить? Вот тут в дело вступали мы – токари. Вытачивали детали даже к сложнейшим насосам, компрессорам, реакторам. Во время запуска, монтажа – трубы, заглушки, фланцы, крепеж делали. С пуском начали обслуживать технологическое оборудование. Сейчас на заводе – девять технологических цехов. Мы обслуживаем их оборудование. Оно очень сложное.

– Уникальное что-то делали?

– Постоянно делаем. Стоит у нас очень сложное немецкое оборудование. Оно                                 качественное и капризное. И вот к нему надо суперточно сделать суперсложную деталь. Вплоть до микрона, иначе работать насос просто не будет. Если что-то путем шлифования достигается, то здесь надо на токарном станке работать с использованием микрометров, индикаторов и прочего. Не каждый это потянет, сразу скажу.

– Какова, на ваш взгляд, роль токарей в производственном процессе?

– Мы – ремонтно-механический цех, название говорит само за себя: занимаемся ремонтом оборудования. Производство в компании непрерывное, все нужно содержать в исправном состоянии, срывы не допустимы. Например, один насос работает, другой – в резерве. Один включают, другой – сразу на ремонт. Мы – «Скорая помощь». Про капремонты и слов нет – дело святое, без выходных, позабыв про покой и сон.

– У вас был наставник?

– Я пришел по 3 разряду на свой станок, мне тогда 24 года было. Все молодые работали, учить особо некому.

– А у вас ученики есть?

– А то! 22 специалиста подготовил! Трое имеют высшие шестые разряды, у самих уже ученики есть. Такой я в наставничестве «дед». Например, Радик Кадиров на нашем заводе остался, ветераном «химии» стал, пришел к нам из училища. Характер непростой был, задиристый, упрямый. Это, наверное, и помогло ему освоить профессию.

Дмитрий Демидов тоже после училища пришел, маленький, худенький – как воробушек. Мы подтрунивали над ним, предлагали ящик сколотить, чтобы он на всего встал и до станка дотягивался. Как дети, работавшие на заводах во время войны, росточка-то им не хватало. Но ничего – вытянулся, в армию сходил, вернулся. Уважаемый человек теперь, на заводе полистиролов трудится. Дорос до токаря 6 разряда.

– Столько лет на одном станке? Как не ломается?

– Ломается, конечно, ничего вечного нет, это же металл. Есть такое понятие как «усталость металла». Вроде с виду нормальная деталь, а раз – и прямо на руках разваливается на части. За 35 лет один раз был капремонт станка моего, сам лично его сопровождал, переживал. В Набережных Челнах отремонтировали, покрасили. Приехал как новенький. Мне, как станочнику широкого профиля, приходится работать и на фрезерных, и на сверлильных, и на шлифовальных станках. Да на разных. Но свой токарный – 16К20ПФ1 – дороже всех!

– Чем планируете заняться на пенсии?

– Я  уже пенсионер по «вредности», но пока продолжаю работать. Хочу вернуться домой в Казань, к детям. У меня две внучки, два внука. Старший музыкант: оранжировщик-режиссер.

Второй – химик, технолог органических веществ, окончил НХТИ. Поработал в Нижнекамске, в ПАО «Нижнекамскнефтехим» на заводе СПС, сейчас трудится начальником смены на «Оргсинтезе». Жена давно на пенсии.

– Со спортом дружите?

– У нас в компании созданы все условия для занятий физкультурой и спортом. Можно заниматься любимым видом спорта в прекрасно оборудованных спортивных залах, в подшефных школах, на учебно-тренировочной базе «Алмаш», в спортивно-оздоровительном комплексе «Дружба». Все заводские и цеховые команды укомплектованы спортинвентарем и спортивной формой.

Наш ремонтно-механический цех № 2503 в течение последних 15 лет в заводской спартакиаде занимал только призовые места. Пользуясь случаем, хочу выразить слова огромной благодарности администрации и профсоюзному комитету ПАО «Нижнекамкнефтехим» и завода СПС за всестороннюю помощь и поддержку рабочего спорта.

– А чем в свободное время занимаетесь?

– Свободное время? У меня его просто нет! Я 31 год – председатель цехкома. Кстати, в прошлом году у меня был тройной юбилей: 40 лет – общий трудовой стаж, 40 лет – в профсоюзной работе, 30 – как я возглавляю цеховой комитет. Горячая пора – лето, оздоровление работников и детей, пансионаты на море, лагеря. Дни рождения, юбилеи, свадьбы и прочее. Особая статья забот – наши уважаемые ветераны, держим с ними связь. На 50-летие приглашали в ДНТ, на завод. Они посмотрели как все изменилось, не узнали… Многие давно ушли, в 80-х. Кстати, у нас на заводе трудился и глава самой-самой династии нефтехимиков Хазимуратовых, общий рабочий стаж семьи – 555 лет! Вот такие у нас работники, всей душой, всей семьей за родное предприятие!

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий